eдиный детский
телефон доверия
экстренная психологическая помощь
в Хабаровске
поиск по сайту

  психология
Перейти на главную страницу
  психиатрия
  психотерапия

С заботой о ребёнке 
Здравствуйте, уважаемый/ая Гость
 
 
/Хабаровск - Владивосток/
Вход
Гостевая книга    Обратная связь    Карта сайта


     О проекте









Школа для родителей ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ РОДИТЕЛЬСКИЙ КЛУБ во Владивостоке. Подробнее...


ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ГРУППА для ВЗРОСЛЫХ. Подробнее...


ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ТРЕНИНГ для РОДИТЕЛЕЙ. Предварительная запись участников. Подробнее...




случайное фото

Сайты наших друзей

Мы рекомендуем
Главная » Привязанность детей к родителям
Привязанность можно определить как эмоциональный вид общения, характеризующийся позитивной установкой на объект привязанности и зависимостью от него. Можно сказать, что привязанность — это форма эмоциональной коммуникации, основанная на удовлетворении взрослыми формирующихся потребностей ребенка в безопасности и любви.

Привязанность к матери — необходимая фаза в нормаль­ном психическом развитии ребенка, в формировании его личности. Она способствует развитию таких социальных чувств, как благодарность, отзывчивость и теплота в отноше­ниях, т. е. всего того, что является проявлением истинно человеческих качеств. Для развития привязанности необхо­дим достаточно продолжительный и устойчивый эмоциональный контакт взрослого с ребенком. К тому же малыш, пользуясь поддержкой и защитой матери, приучается быть активным и уверенным в себе. Вот почему большинство детей, привязанных к матери в первые годы жизни, отличает в дальнейшем достаточная самостоятельность и независимо­сть в действиях и поступках.

Привязанность появляется не сразу, а постепенно, в процессе непосредственного взаимодействия матери с ребен­ком. С известной долей условности можно считать первую улыбку младенца прообразом привязанности — выражением ответных чувств. О привязанности как таковой можно гово­рить, когда ребенок эмоционально выделяет мать из числа других взрослых и реагирует на ее уход. Обычно это бывает к 4 месяцам. В 7 месяцев реакция на уход матери выражается отчетливым волнением, что дает основание классифициро­вать его в ряде случаев как беспокойство, тревогу. При этом заметны возбуждение, плач или заторможенность, безучаст­ность. Иногда происходит расстройство стула, потеря аппе­тита. Уже в этом проявляются индивидуальные различия детей, основанные на особенностях их темперамента. Чувс­тво беспокойства, охватывающее ребенка, когда он остается один, означает, что он эмоционально заостренно восприни­мает отсутствие матери. Иногда это чувство приобретает такое травмирующее звучание, что может послужить основа­нием для последующего развития страха одиночества и потери расположения близкого человека. Реакции страха в семимесячном возрасте указывают на особую врожденную чувствительность эмоциональной сферы ребенка и должны всегда приниматься во внимание взрослыми.

Беспокойство, а в более выраженных случаях и страх после ухода матери отражают возникновение общности с нею, когда ребенок уже в той или иной мере осознанно воспринимает себя и мать как единое, неразрывное целое. В этом — начало развития групповых, или социальных, отно­шений, и первой такой группой для ребенка являются он и мать. Вместе с тем факт осознанного реагирования, на отсутствие матери показывает, что ребенок ощущает себя в чем-то отличным от нее, особенно когда остается один, сам по себе, не чувствуя поддержки и заботы. Подобная диффе­ренциация указывает на зарождение чувства "я" как осознан­ного восприятия себя.

Пройдет еще год с небольшим — и ребенок научится определять себя в первом лице, т.е. овладеет вербальным (словесным) способом манипулирования своим "я".

Не случайно, что, когда происходит формирование "я", максимально представленное в 2 года, ребенок наиболее интенсивно привязан к матери. Она нужна ему как опора, как образ уже сложившегося "я", как источник чувства безопас­ности и удовлетворения насущных потребностей.

В 8 месяцев малыш начинает бояться незнакомых взрос­лых, выражая это беспокойством, плачем, стремлением при­жаться к матери. Создается впечатление, что он как бы подчеркивает свою привязанность к матери. Будучи неспо­собным поделить эту привязанность с другими, большей частью незнакомыми людьми, малыш в то же время четко выделяет мать среди других. Появление категории другого указывает на дальнейшую дифференциацию "я" в структуре социальных, теперь уже межличностных отношений.

Настороженно-аффективное восприятие другого лица продолжается сравнительно недолго. Уже в 1 год 2 месяца ребенок менее беспокойно воспринимает незнакомых ему взрослых (на сверстников подобная реакция не распростра­няется). Но еще в течение по крайней мере нескольких месяцев малыш смущается при встречах с незнакомыми людьми. В большей степени страх перед незнакомыми, как и беспокойство при разлуке с матерью, присущ эмоционально чувствительным и привязанным к матерям детям, страх чаще девочкам, а беспокойство мальчикам.

Страх перед незнакомыми лицами может быть прообра­зом страха нового, неожиданного, неприятного, а также страха перед сказочными персонажами — такими, как Баба Яга, Кощей Бессмертный, Бармалей, волк, медведь и т. д. Все эти страхи основаны на опасениях, что будет причинен физический, необратимый ущерб.

Из изложенного следует, что беспокойство, испытывае­мое ребенком в 7 месяцев, если его разлучают с матерью, и страх в 8 месяцев при появлении замещающих ее незнакомых людей, является отправной точкой последующего развития соответственно страха одиночества, неразделенности чувств и боязни нападения, насилия, смерти, воплощенных в обра­зах отрицательных сказочных персонажей, всего нового и неизвестного. Если беспокойство в 7 месяцев отражает, скорее, социальный аспект страха — тревогу, основанную на угрозе потери принадлежности к группе (вначале это мать, затем другие взрослые и сверстники), то собственно страх в 8 месяцев, скорее, будет ассоциироваться с физическим аспек­том беспокойства, или страхом, основанным на инстинкте самосохранения.

Следовательно, беспокойство, испытываемое нормаль­но развивающимися детьми в период от 7 месяцев до 1 года 2 месяцев, может явиться предпосылкой для последующего развития тревоги и страха. При неблагоприятном стечении обстоятельств (тревога и страхи у взрослых, окружающих ребенка, травмирующий жизненный опыт) тревога перерас­тает в тревожность, а страхи — в боязливость, превращаясь тем самым в устойчивые черты характера. Но происходит это не раньше старшего дошкольного возраста, окончательно закрепляясь у подростков.

Обобщая, можно сказать, что ребенок, не испытываю­щий беспокойства и страха, будет значительно меньше зависеть от других людей, их поддержки, расположения и заботы. Наоборот, чем он больше подвержен беспокойству (тревоге) и страхам, тем сильнее будет зависеть от эмоцио­нального состояния окружающих его лиц. Последнее обычно прямо соотносится с эмоциональной чувствительностью ре­бенка и тревожностью самих взрослых, непроизвольно пере­дающих ему беспокойство в процессе повседневного обще­ния. В результате речь может идти о так называемой невроти­ческой привязанности, что мы и видим у большинства детей, страдающих неврозами. Излишне ранняя и потому травмиру­ющая разлука с матерью служит одним из источников развития невроза, когда ребенок одновременно теряет опору и уверенность в себе, испытывая нарастающее чувство печали и беспокойства.

Многие дети в возрасте от 6 месяцев до 2,5 лет ведут себя беспокойно, когда их приводят в ясли, но это беспокойство особенно заметно от 8 месяцев до 1 года 2 месяцев, когда ребенок не только эмоционально воспринимает разлуку с матерью, но и настороженно относится к появлению посто­ронних лиц. Подобные реакции полностью отсутствуют у детей с неразвитой эмоциональной сферой, задержкой пси­хического развития, грубой церебральной (мозговой) патологией и у детей, рожденных родителями-алкоголиками. Ребенок с тен­денцией последующего развития невроза крайне болезненно реагирует даже на кратковременный, но неожиданный для него уход матери и появление иначе относящихся к нему взрослых. Отвечая беспокойством, плачем, нарушениями сна и аппетита, а то и состоянием вялости и апатии, он теряет уже приобретенные навыки, начинает затормаживаться в речевом и умственном развитии. Нередко уже в возрасте 1 года и старше у активных по темпераменту детей появляется негати­визм как своеобразная форма реакции протеста на неприем­лемую для них замену матери. В яслях они чаще всего сидят в стороне, плачут или упорно молчат и не вступают в контакт с более шумными сверстниками, которые их скорее пугают и раздражают, чем притягивают и вызывают интерес. Ведь даже в норме до 2, а то и до 3 лет ребенок предпочитает общение со взрослыми (хорошо знакомыми), чем со сверстниками.

В середине второго года жизни дети уже не пугаются незнакомых взрослых, но только при условии их доброжела­тельного отношения. При уходе матери они еще до 2,5 лет, особенно мальчики, испытывают некоторое волнение, но достаточно быстро успокаиваются, поскольку уже понимают, что мать вернется.

Если ребенок чрезмерно зависим от тревожного состоя­ния матери и к нему не найден индивидуальный подход в яслях, то возникающий стойкий аффект (эмоциональная реакция) на разлуку с матерью означает, по существу, начало невроза из-за наличия выра­женного эмоционального расстройства, с которым малыш не может справиться сам.

Необходимо учитывать, что тревожный характер привя­занности часто провоцируется как самой матерью, чрезмерно опекающей ребенка, так и другими взрослыми, заменяющи­ми ему сверстников и всегда ограничивающими в чем-то его активность и самостоятельность.

Если отец не принимает участия в воспитании детей, они в большей степени привязываются к матери и легче перени­мают ее беспокойство. Выражено это и тогда, когда ребенок боится отца из-за его грубого, вспыльчивого характера. Тогда он стремится получить недостающее тепло и внимание от матери и нередко невротически привязывается к ней, особенно если часто болеет. Подобная семейная ситуация типична у детей с неврозами. Наиболее травмирующее воздействие она оказывает на мальчиков, так как одностороннее общение с матерью сказывается в дальнейшем на их отношениях со сверстниками того же пола, ведущими себя более решительно и инициативно.

Подведем итоги. Потребность в привязанности — одно из наиболее важных условий психического развития челове­ка. Мотивация привязанности имеет преимущественно эмоциональный характер. Ребенок, имеющий положительный опыт привязанности в первые годы жизни, в дальнейшем отличается большей устойчивостью своих интересов. Привя­занность к матери — первый групповой феномен в системе формирующихся отношений ребенка. Односторонняя привя­занность к одному из родителей после 3 лет указывает на проблемы в отношениях с другим родителем: чем больше ребенок боится одного из родителей, тем больше он привязан к другому. Страхи и неуверенность в себе перенимаются легче от того родителя, к которому привязан ребенок. Затруднения в общении со сверстниками того же пола возникают чаще у детей, продолжающих быть односторонне привязанными к родителю другого пола.

 

Источник: А.И.Захаров Как преодолеть отклонения в поведении ребенка. Книга для воспитателей детского сада и родителей. – М., Просвещение, 1993. - С. 20-24

Форма входа
Логин:
Пароль:

новое на сайте
Послание родителям

Психическое развитие ребёнка

Возрастные кризисы

Что делать, если...

Правила по взаимодействию с гиперактивными детьми

притчи и метафоры

в новостях  
на форуме  
бестселлеры  

Интернет-служба психологической помощи детям, подросткам и их родителям © 2007-2018
ВНИМАНИЕ! Информация, представленная на сайте, не должна использоваться для самостоятельной диагностики и лечения и не может служить заменой очной консультации психолога или врача.
Идея проекта - Е.В. Романова, В.Гр. Мельничук    Администратор проекта - Е.В. Романова